27 октября состоится турнир по дзюдо, посвящённый памяти олимпийского чемпиона А.И. Парфёнова

27 октября 2018 года в 10.00 в ФОК «Триумф» состоится традиционный районный турнир по дзюдо среди юношей до 17 лет, посвящённый памяти олимпийского чемпиона А.И. Парфёнова.
Торжественная часть в 14.30.

«Русский танк»

…Олимпийский Мельбурн, 1956 год. Идут решающие схватки борцов классического стиля. В тяжелом весе советскую сборную представляет чемпион СССР Анатолий Парфенов.

Парфёнов А. И. — борец классического стиля.
Парфёнов А. И. — борец классического стиля.

Он получил путевку в Австралию после целой серии побед над именитыми противниками, в том числе над прославленным Иоганнесом Коткасом — олимпийским чемпионом, чемпионом мира, Европы и Советского Союза. В Мельбурне Анатолий одного за другим побеждает своих соперников, среди которых великолепный техник швед Антонссон, титулованный Дитрих из ФРГ. И вот, наконец, финальная схватка с Булгарелли.

Анатолий Иванович Парфёнов — советский борец классического стиля, олимпийский чемпион 1956 года, заслуженный мастер спорта СССР (1955), заслуженный тренер СССР (1976).
Анатолий Иванович Парфёнов — советский борец классического стиля, олимпийский чемпион 1956 года, заслуженный мастер спорта СССР (1955), заслуженный тренер СССР (1976).

Они сошлись в центре ковра: стодвадцатикилограммовый темпераментный итальянец и могучий, словно вырубленный из гранита, русский богатырь. В течение пятнадцати минут им предстояло вести бескомпромиссную, трудную борьбу — сделать последний шаг к вершине Олимпа. Всем своим видом Булгарелли не скрывал намерения выиграть единоборство — глаза горели, желание победить буквально было написано на лице.

Проходят десять минут поединка, и картина становится более чем ясной. Парфенов все время в атаке. Несколько раз он уже «вытаскивал» соперника на задний пояс и имеет в своем активе шесть драгоценных очков. Чувствуется, Булгарелли устал.

XVI летние Олимпийские Игры. Мельбурн 1956 г. Борцовский поединок.
XVI летние Олимпийские Игры. Мельбурн 1956 г. Борцовский поединок.

За пять минут до окончания схватки Парфенов сбил противника в партер, цепко обхватил торс, резко поднял над ковром и… разжал захват — неимоверная боль прорезала правую руку. Какое-то мгновение Анатолий смотрел на своего секунданта Вячеслава Павловича Кожарского.

«Все понимаю, но держись, нужно победить»

— говорили глаза старшего тренера сборной.

XVI летние Олимпийские Игры. Мельбурн 1956 г. Тренеры сборной СССР по греко-римской борьбе наблюдают за поединком.
XVI летние Олимпийские Игры. Мельбурн 1956 г. Тренеры сборной СССР по греко-римской борьбе наблюдают за поединком.

Булгарелли тоже сообразил, что соперник травмирован. Он попытался воспользоваться ситуацией и не упустить последний шанс — спасти, выиграть схватку. Но в тот же миг стальные тиски захвата снова сковали тело итальянца, так и не записавшего в свой актив ни одного очка. Звук победного гонга прервал атаку советского атлета.

В далеком Мельбурне звучал Гимн Советского Союза. Парфенов, радостный и взволнованный, стоял на высшей ступеньке пьедестала, а на его могучей груди сверкала золотая олимпийская медаль. Он хорошо знал ей цену. За ней стояли долгие годы высочайшей самодисциплины, безжалостные тренировки, изнурительные схватки с противниками, выходившими на ковер с единственной целью — победить.

Анатолий Парфёнов на высшей ступеньке мельбурнского подиума слушает гимн СССР. Серебро у немца Вильфрида Дитриха, бронза у Адельмо Бульгарелли (Италия)
Анатолий Парфёнов на высшей ступеньке мельбурнского подиума слушает гимн СССР. Серебро у немца Вильфрида Дитриха, бронза у Адельмо Бульгарелли (Италия)

Анатолий располагал богатейшим арсеналом спортсмена высочайшего класса: огромной физической силой и выносливостью, отточенной техникой и блестящей тактикой. Но было еще одно очень важное обстоятельство. Оно закалило его мужество и несгибаемую волю, сделало настоящим бойцом — он был солдатом Великой Отечественной.

На следующее утро одна из австралийских газет опубликовала восторженную статью о советском борце, предпослав ей весьма красноречивый заголовок: «Русский танк».

Советский борец-богатырь Анатолий Парфёнов
Советский борец-богатырь Анатолий Парфёнов

— Так и прилипло ко мне это прозвище,

— улыбается Анатолий Иванович,

— да я и не возражал, даже лестно было: танки-то наши хорошо свое дело делали и последний гусеничный след оставили на берлинских мостовых. Вот только не знал тот журналист, просто не мог знать, что в войну я был танкистом, механиком-водителем тридцатьчетверки…

Начинал войну семнадцатилетний Толя Парфенов в матушке-пехоте. Участвовал во многих боях, был дважды ранен. В последний раз так тяжело, что товарищи посчитали его убитым. Но могучий организм выдюжил, хотя и пришлось хирургам вести многочасовую борьбу за жизнь молодого бойца.

Раненые и медсестры в советском военно-полевом госпитале.
Раненые и медсестры в советском военно-полевом госпитале.

В октябре сорок третьего пулеметчик 5-й стрелковой роты 208-го гвардейского стрелкового полка Анатолий Парфенов дошел до приднепровского поселка Градежск — с двумя ранениями и тремя контузиями. В ночь на 5 октября передовой отряд во главе с офицером Требухиным на подручных средствах форсировал Днепр. Задача была одна — зацепиться за небольшой клочок земли на правом берегу и обеспечить переправу основных сил полка. Фашистам, откатившимся поначалу в глубь своей обороны, удалось все-таки закрепиться на высотке, откуда беспрерывно бил пулемет. Обстановка складывалась критическая — переправа могла сорваться.

Советские воины с боем переправляются через Днепр на подручных средствах. Переправу прикрывает пулеметный расчет «Максима».
Советские воины с боем переправляются через Днепр на подручных средствах. Переправу прикрывает пулеметный расчет «Максима».

Командир вызвал гвардии сержанта Парфенова.

— Бери с собой четырех бойцов и заткни ему глотку, чего бы это ни стоило! Прости, браток, людей маловато — знаю, но больше дать не могу. Вот только что гранатами поделиться…

Анатолий повел группу в обход, через кукурузное поле. Вышли вроде неплохо. Огляделись. До пулемета осталось метров сто, а местность — как на ладони. Договорились рвануться всем разом: кто-то обязательно должен добежать хотя бы на бросок гранаты. Повезло только Парфенову, остальных срезал фашистский «машинен гевер» — скорострельный пулемет. Боец прыгнул в небольшую воронку, когда до цели оставалось буквально несколько десятков метров. Гитлеровцы беспрестанно били по нему из пулемета и автоматов. Анатолий выбрал момент, резко вскочил, на какую-то секунду метнул «лимонку» раньше, чем раздалась пулеметная очередь. А еще через секунду правая рука, словно надломленная ветка, повисла вдоль тела. Но главное было сделано — пулемет замолчал.

Уже в госпитале узнал гвардии сержант Парфенов, что за мужество и отвагу удостоен высшей награды Родины — ордена Ленина.

Персонал госпиталя дарит цветы раненым советским военнослужащим.
Персонал госпиталя дарит цветы раненым советским военнослужащим.

После лечения Парфенов учился, стал механиком-водителем танка. Сотни фронтовых километров отмерила его тридцатьчетверка. Много было боев, глубоких рейдов по тылам противника. Всяко приходилось: и тонул, и не раз был подбит, и снова дважды ранен. Вновь лечился и опять воевал. Один из боевых эпизодов запомнился Анатолию Ивановичу на всю жизнь.

— Было это в ходе Висло-Одерской операции под городом Калеш,

— вспоминал Анатолий Иванович.

— Атакуя гитлеровцев с ходу, наш батальон наткнулся на минное поле. Сразу несколько танков подорвалось. Но о том, чтобы производить разминирование, и речи не могло быть — наступление могло захлебнуться. Значит, нужно было прорываться без инженерного обеспечения. Командир вызвал добровольцев. Я с товарищами сделал шаг вперед. Выбор пал на меня…

Танковая атака.
Танковая атака.

Тридцатьчетверка на максимальной скорости рванулась вперед. Это был исключительный по мужеству и отваге бросок. Шанс остаться в живых был, пожалуй, один из ста. К счастью, все обошлось: даже смерть порою щадит отважных. Все танки благополучно, след в след, прошли по его, Анатолия, трассе. За этот подвиг он был награжден орденом Отечественной войны II степени.

Гвардии ст. сержант Анатолий Парфенов. 1945 год.
Гвардии ст. сержант Анатолий Парфенов. 1945 год.

А закончил войну механик-водитель гвардии сержант Парфенов в поверженном Берлине и оставил свой автограф на рейхстаге. На одной из колонн так и написал:

«Анатолий Парфенов из Подмосковья. 9.05.45 г.»

Советские военнослужащие оставляют свои автографы внутри Рейхстага.
Советские военнослужащие оставляют свои автографы внутри Рейхстага.

После войны Анатолий Иванович работал слесарем на одном из московских заводов. Как-то в пятидесятом году зашел он в борцовский зал «Динамо» и застыл, завороженный: ловкие мускулистые парни, казалось, без особого труда бросали друг друга на ковер. В тот момент он очень пожалел о своем, как сейчас говорят, неперспективном возрасте — двадцать пять. Увлекшись, не заметил, что за ним пристально наблюдает тренер. Это был Андрей Антонович Гордиенко, воспитавший целую плеяду замечательных мастеров ковра.

— Что, нравится?

— поинтересовался тренер.

— Очень,

— выдохнул Анатолий и тут же испугался этого слова.

— Извините, я, кажется, поспешил с ответом — у меня шесть ранений, к тому же сквозное пулевое правой руки…

Гордиенко задумался, а потом сказал:

«Верю, что ты сможешь стать отличным борцом. Сложение у тебя богатырское, мышцы словно железные, а что тронуты вражеским свинцом — не беда. Завтра и приходи».

Динамовец Анатолий Иванович Парфёнов
Динамовец Анатолий Иванович Парфёнов

И полетели недели, месяцы, годы упорнейших тренировок. Порой давали о себе знать старые раны, но он только крепче сжимал зубы и сам себе твердил:

«Держись!»

Довольно скоро его «железные клещи» ощутили многие тяжеловесы, в том числе и сильнейшие борцы страны. В 1954 году Анатолий впервые стал чемпионом Советского Союза и был включен в состав сборной команды, которая начинала подготовку к Олимпиаде в Австралии. О том, как проявил себя «Русский танк» в далеком Мельбурне, мы уже знаем…

Добавить комментарий

Ваше мнение важно для нас