Первый хоккеист из СССР, уехавший играть в Европу. Юрий Морозов — легенда воскресенского «Химика»

original-1-716x765 Новости Воскресенска

Он провел в команде 14 сезонов, долгие годы был ее капитаном и сыграл важнейшую роль в развитии клуба.

«Химик»

Спортивная карьера талантливого нападающего началась в футболе. В возрасте 16 лет он дебютировал за футбольный «Химик» во втором дивизионе чемпионата СССР. Главный тренер одноименной хоккейной команды Николай Эпштейн посетил один из футбольных матчей с участием Юрия, и остался под большим впечатлением от его физической готовности. Тогда легендарный специалист задумался о том, что у мальчишки могло бы получиться проявить себя в хоккее. И сделал ему соответствующее предложение. После недолгих раздумий, Морозов ответил согласием. Тем более определенные умения на льду к тому моменту у него имелись. Как и большинство мальчишек в военный период, он днями напролет летом играл в футбол, а зимой гонял шайбу во дворе. Поэтому уже через год упорных тренировок Юрий заслужил место в основном составе «Химика».

Морозов брал свое не за счет таланта или сумасшедшей одаренности, а благодаря железному характеру и врожденным качествам лидера. Форвард очень быстро стал беспрекословным авторитетом в команде и вскоре получил капитанскую нашивку. Уважение партнеров он заслужил порядочностью, умением говорить правду в лицо, ответственностью и надежностью.

«На таких игроках многое в коллективе держится, их авторитет — опора тренеру. А в хоккее ситуации, когда такая опора нужна позарез, встречаются ох как часто. Морозов был не способен на грязный наговор и наушничество. Как игрок был надежен и авторитетен», — говорил главный тренер «Химика» Николай Эпштейн.

original Новости Воскресенска
РИА Новости

На льду Юрий отличался самоотверженностью, четким выполнением игрового задания, любовью к силовой игре, а также сильным и хлестким броском. Именно благодаря развитому кистевому он забросил 170 шайб в чемпионатах СССР и стал одним из лучших снайперов за всю историю советского первенства.

При Морозове в команде никогда не было серьезных конфликтов. Он всегда старался гасить в зародыше любые недопонимания между партнерами. Из-за его тотальной нелюбви к ссорам в команде Юрия прозвали Леопольдом — по аналогии с котом из известного мультфильма.

«Всех мирил: «Ребята, давайте жить дружно». Это еще доброе прозвище. В хоккее могли такое наклеить, что держись», — рассказывал нападающий.

Выборы капитана в «Химике» проходили ежегодно. Но из года в год победитель этого голосования был неизменен. Партнеры доверяли капитанскую нашивку Юрию 13 раз кряду. Такое тотальное доверие позволило герою этого текста установить необычный рекорд по длительности капитанства. В Советском Союзе не было другого игрока, который бы «капитанил» в одной команде 13 лет кряду.

Вклад Морозова в развитие «Химика» очень трудно переоценить. Когда нападающий только пришел в команду, она находилась на этапе становления. Большие игроки не горели желанием переходить в подмосковный клуб, поэтому тренерский штаб был вынужден активно задействовать молодежь. Перелом в статусе произошел в 1965 году, когда «Химику» удалось завоевать бронзовые медали чемпионата СССР. Для небольшого подмосковного городка это стало настоящим праздником, а хоккеисты в одночасье превратились в народных любимцев. Тогда в команду начали приезжать знаменитые мастера и действующие игроки сборной СССР. И пусть даже после значительного усиления команда Эпштейна не могла и мечтать о золоте, еще одно попадание в медали ей было по плечу. И в 1970 году «Химик» это доказал, снова взяв бронзу.

«Между прочим, это мы в Воскресенске первыми стали и атаковать впятером, и защищаться. Тарасов говорил: «Вот манд…шки воскресенские, как прицепитесь, так и не отвяжетесь!». А первым в СССР под шайбу начал ложиться наш Толя Ватутин. Подсмотрел у канадского защитника в 1956 году. Но боль страшная, защиты на теле почти никакой. Играем с Горьким, мне шайбой в голеностоп! Ой-ей! Матчи спаренные — чтоб назавтра выйти, я вместо холода рану горчичниками обложил, всю сжег. А вскоре уже в глаз шайбой закатали», — вспоминал многолетний капитан воскресенского клуба.

Австрия

Уход Юрия из «Химика» стал неожиданностью для всех. В 1971 году он стал участником размена — его обменяли на горнолыжника из Австрии. Морозов перешел в австрийский «ВАТ», где провел целый сезон. Интересно, что он стал первым советским хоккеистом, игравшим в Европе. Чуть позднее к нему присоединился бывший партнер по «Химику» Валерий Никитин.

Казалось, что любой советский человек в середине прошлого века мечтал оказаться в Европе и посмотреть на то, как живут люди в остальном мире. Но Морозова такая перспектива не прельщала. Впоследствии он называл вынужденную командировку в Австрию худшим этапом в жизни. По законам того времени он получал лишь $200 от своего контракта, а остальная сумма шла в посольство. Форварду приходилось тотально экономить. Например, Юрию был положен обед в гостинице, но советский хоккеист договорился, чтобы ему отдавали его деньгами, после чего шел обедать в столовую за углом. Там было в два раза дешевле.

«Жить в Австрии — мучение для русского человека. Сидим за столом после матча. Рядом хоккеисты с женами. Я пиво выпил, а шницель есть не стал, отодвинул. Все жены смотрят: неужели не буду? Одна не выдержала, спросила — я отвечаю: не хочу. Так они, как звери, на него накинулись, расхватали по кусочку. Ничего себе, думаю, центр Европы. Потом они узнали, что в советском посольстве «Столичная» в два раза дешевле. Меня осаждали, хоть водку и не пьют: «Юрий, купи!» Дашь бутылку, пусть знают русских. Как с ними жить?», — недоумевал форвард.

В 1972 году Морозов вернулся в «Химик», и через год закончил с хоккеем. За родной клуб он провел 450 матчей и забил 170 шайб.

Сборная СССР

Карьера в национальной команде у Юрия не сложилась. Опыт выступлений на международном уровне у легенды «Химика» ограничился лишь несколькими товарищескими матчами. Причина тому — хронический вывих плеча.

«Как-то Сеглин судил — так выгнал меня с площадки. Чтоб я на льду сознание не потерял. Плечо вылетало. Боль ни с чем не сравнить. Я зубы сжал, разок сам себе вправил. А оно снова вылетает!», — делился подробностями Морозов.

Разумеется, мало кто из тренеров пойдет на такой риск и поставит на карту не только здоровье хоккеиста, но и результаты сборной СССР. К тому же сильных кандидатов в советскую команду всегда хватало.

Тренерская карьера

Как и карьера игрока, тренерский путь Юрия Морозова начался в «Химике». Причем его назначение на должность главного тренера клуба сопровождалось неприятным скандалом, отголоски которого форварда мучили долгие годы. Дело в том, что руководство команды давно собиралось отправить Николая Эпштейна в отставку, и планировало на его место поставить Морозова. Как нетрудно догадаться, такая идея Юрию не пришлась по душе. Ведь именно Эпштейн дал ему дорогу в хоккей и был форварду как родной отец.

«Команда играла не очень, но Семеныча не «плавили». Вот бывает — не играется, и все. Меня вызывали в ЦК партии к Бушуеву, главному по химической промышленности: «Хотим поставить тебя главным тренером» — «Я не готов!». А в таких кабинетах нельзя резко отказываться. Дороже обойдется. Сказал: «Я подумаю». Прямо оттуда поехал к Эпштейну: «Хотят меня поставить вместо вас, Николай Семеныч». — «Да пошли они на х!!!» Ему трудно было поверить, что 23 года тренировал — и вдруг уволят. Время спустя снова вызывают в ЦК, уже мои желания никого не интересуют: «Предстоит тяжелый выезд. Эпштейна мы отстраняем, принимай команду», — рассказывал Юрий.

original-2 Новости Воскресенска
voshimik.ru

После этого Эпштейн смертельно обиделся на своего игрока. И как ни старался Морозов ему объяснить, что все это было сделано против его воли, все было бессмысленно.

После шести сезонов в «Химике», будучи уже сложившимся тренером, Юрий Морозов возглавил горьковское «Торпедо». В новом клубе ему удалось достичь неплохих результатов и однажды даже занять четвертое место. Для команды из Горького такой результат был сродни чемпионству. Но, как рассказывал сам тренер, там он так и не сумел стать своим.

После ухода из хоккея двукратный бронзовый призер чемпионата СССР старался вести активный образ жизни и всегда поддерживал контакт с другими ветеранами «Химика». 26 мая 2022 года, в возрасте 84 лет, легенда воскресенского хоккея скончался.

Sport24





Добавить комментарий

Ваше мнение узнает весь Воскресенск!