Интервью с почетным гражданином Воскресенского района

shtirkova Новости Воскресенска

Найти дорогу в храм не сложно, гораздо тяжелее построить храм в своей душе. Почетный гражданин Воскресенского района Мария Васильевна Штыркова  прошла непростой путь воцерковления. Своими воспоминаниями и жизненным опытом глубоко верующая женщина поделилась с нами.

Мария Васильевна, с чего началась ваша дорога в храм?

Меня крестили в Иоанно-Златоустовской церкви. Мои родители были глубоко верующими людьми, и для них Закон Божий в прямом смысле этого слова был ключом к определению своего места на земле. Поэтому они, конечно, и мама, и папа, регулярно посещали храм и соблюдали посты.

Позже, уже когда я не работала в гороно, мне мама говорила: «Какая у меня замечательная дочь — никогда в жизни ни разу не сказала: «Убери иконы!», ни разу не помешала сотворить молитву, никогда меня не остановила, когда я шла в церковь, никогда не мешала отмечать православные праздники в семье!»

Именно благодаря родителям я знала все православные праздники: Рождество Христово, Пасху, Троицу, Введение в храм Пресвятой Богородицы, Успение. Мама по этому поводу всегда готовила встречу всех детей, считала долгом всей семьей отметить праздник — готовила пироги.

Мария Васильевна, у Вас большой педагогический стаж, вы возглавляли городской отдел образования. Как вы, верующий человек,  работали в годы атеизма?

Если ты растешь в благочестивой семье, если родители почитают Господа Бога и вся родня, то отвернуться от православной веры, естественно, я не могла. Да, меня единственно отгораживала моя работа. Ситуация всегда была напряженной. В то время все было подконтрольно: где, кого и когда окрестили, почему этот учитель может продолжать работать и т. д. Даже если кто-то крестил ребенка в другом районе, вся информация стекалась в отдел пропаганды и агитации горкома партии. Было так: мне, как к заведующей, поступал сигнал: «Мария Васильевна, представляете, сколько учителей у вас крестили детей!» Я, конечно, соблюдала формальности: приглашала учителя и расспрашивала: что и как. Учителя мне порой говорили неправду, что это не они крестили, а свекровь или мама.

Вместе со мной работал инструктор, он был атеистом. Он мне категорично заявлял, что таких учителей не должно быть в школе, а я возражала, что у нас нет такой статьи в трудовом законодательстве или Конституции, чтобы я их уволила. Не придерживалась я и позиции, чтобы какую-то меру использовать, и рада, что хватило ума у меня на это.

Как-то встретилась с учителями школы №20 на юбилее ветерана педагогического труда Александры Васильевны Кулькиной. Царство ей небесное. Среди приглашенных были педагоги, которые как бы «провинились» перед советской властью. Одна из учительниц говорит: «Мария Васильевна, помните, как вы меня ругали за то, что я крестила ребенка?» Я ей возразила: «Немножечко не так. Конечно, это был неприятный разговор, и вы его расцените, как ругань, но моя задача была не в этом. Если поступил сигнал, и мы поговорили, и вы действительно согласились, что вашего ребенка окрестили, так что же я буду иметь против этого, я же сама крещеная. Поэтому разговор оставался всегда лишь только разговором один на один и не носил публичного характера. Мы проговаривали эту тему формально для горкома партии, а кто кому мог что-то запретить? Я же, как учитель русского языка и литературы, никогда в процессе обучения и воспитания  тему атеизма на уроках не затрагивала!»

Мне не нравилось то, что старались под Пасху устроить какой-нибудь сабантуй в учреждениях образования и культуры, но я же была секретарем комсомольской организации, позже и партийной: хочешь не хочешь, а в эти жернова попадаешь. Нас  обязывали проводить танцы или концерты. Хотя я знаю, со слов родителей, что это грех. В этом я старалась не участвовать, не потому что это был протест, типа, я не пойду, а другое — осознание своей греховности.

Сейчас вы живете как православная христианка, поститесь, ходите на богослужения. Как произошло ваше воцерковление?

Когда была жива мама, я сильно заболела — 2.5 месяца лежала под капельницей в 1990 году. И конечно, кто знал, чем могло закончиться мое пребывание в больнице. Ночью я не  могла спать из-за сильнейшего зуда, потому что была интоксикация организма. Ночью к Господу Богу я обращалась, молилась, плакала, просила.

Когда скорби насылаются человеку, не потому, что хотят человека предостеречь, а эти испытания ему посылаются, чтобы человек ценил лучше, что он имеет в жизни, был милосерден к другим, и в этой жизни старался делать добро, а не зло.

После смерти мамы у меня начался период депрессии – все-таки я все время жила с ней, привыкла, что мы вдвоем, а тут. Как-то приехала моя сестра, она меня старше на 15 лет. Мне 61, а ей 76 год. Она была глубоко верующим человеком, и она мне сказала: «Иди в церковь, иди. Встань, около иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» и плачь, и проси Матерь Божию тебе помочь».

Так я стала ходить в церковь. В то время в храме Иоанна Златоуста настоятелем был игумен Иннокентий (Язвиков), мы с ним были хорошо знакомы. И мне было легче от того, что в храме есть хоть один человек, который меня знает. Вот так потихоньку я втянулась, и посещение служб стало потребностью моей души.

Я не просто так хожу, потому, что по календарю праздники, не потому что суббота и воскресенье, а потому что душа просит. И действительно, потом я убедила своего глухонемого брата ходить в церковь. И он посещал богослужения лет 6 или 7. Шмыг-шмыг, а приходил в церковь, исповедовался и причащался.

Столь высокая энергия при общении в храме приходит к каждому, если он захочет, посещает каждую человеческую душу. Поэтому теперь, как бы я плохо себя ни чувствовала, я все равно иду в церковь. Я тяжело болела под Новый год и Рождество. Лежала две недели с температурой, но решила, что на Рождество мне обязательно надо сходить в храм. По дороге мне стало плохо, у меня начались боли. Знакомая, которая мне встретилась по пути, предложила вернуться домой и даже вызвалась меня проводить. Но я все равно пришла в храм и… забыла, что у меня болело, все отошло. И слава, Тебе Господи, за все. Я стояла на праздничном богослужении, с благодарностью обращаясь к Богу, и плакала от ощущения такого своего состояния. После богослужения вышла с такой легкостью, словно у меня выросли крылья.

Мое посещение храма — это потребность души. Я очень рада, что у меня возникла потребность читать жития святых, и все, что касается православия, меня волнует. В свое время была в паломнических поездках, это меня подкрепляло в вере. Мне говорили: «Мария Васильевна, как вы все можете?» А я им отвечала, что это труд, большой труд, что спина болит и ноги. Они: «А зачем тогда идти?» Я им отвечала: « А вспомните, как себя Господь в жертву принес, через какие испытания прошел?».

Я помню, поехала оформлять документы с братом, нервничала, потому что вместе ходили. Про себя думала, что лучше бы я одна. В момент недовольства я  упала с мраморных ступенек, и брат сумел меня за шиворот схватить и немножечко смягчил удар, но я все равно ударилась о пол и головой, и руками. Люди испугались, подумали, что я побилась, и решили вызвать скорую.  Но я ответила, что не надо. Я шевельнула головой, руки, ноги почувствовала. Подумала, что могу встать,  и голова уже не кружится. И сказала вслух: « Слава Тебе, Господи, за все». Женщина удивилась моим словам: «Надо же, она еще и благодарит!» Я ответила: « Это Бог меня вразумляет». Ругала себя: «Ты чего нервничала, ты кому пошла помочь? Своему родному брату, несчастному, ты чего нервничала, ты чего хотела? Остановись, опомнись». Да, это испытание послано было свыше, но, славу Богу, все обошлось.

Надо помнить, что мы не вечные, у каждого свой срок в жизни, полагаю, что чужого нам никто не даст, а в этой жизни надо помнить о том, что сами мы  сплошь и рядом делаем ошибки. Мне очень понравилось высказывание  святителя Николая Сербского: «О трех предметах не спеши рассуждать: о Боге, пока не утвердишься в вере; о чужих грехах, пока не вспомнишь о своих; и о грядущем дне, пока не увидишь рассвета»

Мария Васильевна, поделитесь педагогическим взглядом на  преподавание в школе Основ православной культуры.

Хотелось бы, чтобы этот предмет вели люди, которые имеют православный опыт и знания, чтобы они были душою с церковью вместе. Учителя, которые, порой, советуются со мной, не понимают многих вещей. К примеру, не понимают, что такое паломническая поездка. Паломническая поездка совсем  не ограничивается просто обзором храмов, а предполагает помолиться Богу на богослужении, при  желании исповедоваться и причаститься,  познакомиться с храмом и внутренним убранством, его историей. Вот тогда будет какая-то польза, вот тогда останутся в душах познания этого храма и всех святынь.

Наблюдала сцену в храме, когда мама с бабушкой говорили ребенку, что нужно делать: подать свечку,  приложиться к иконе, а сами стояли в сторонке. Так им надо же самим подать пример! Общение педагога с ребенком строится по этому же принципу — это труд души, он должен быть во всем, и в школе тем более.

Беседовала Евгения Палеткина
http://vosvera.ru





Добавить комментарий

Ваше мнение узнает весь Воскресенск!