Интервью в Воскресенске с летчиком-космонавтом Героем России Еленой Серовой

12828942_843192885791448_302041257583055279_o-kopiya-копия Новости Воскресенска

В день выборов в Молодежный парламент Воскресенского района наш город посетила летчик-космонавт Герой России Елена Серова.

Она с радостью согласилась ответить на вопросы собравшихся воскресенских школьников.

Встреча с женщиной-космонавтом длилась больше часа, в течение которого Елена Серова рассказала много интересного о своей уникальной профессии.

Сегодня, в день, когда советская и российская космонавтика отмечает свой славный юбилей, мы предлагаем вашему вниманию наиболее интересные фрагменты ее выступления.

Вы пишете историю. Не ошибитесь!

– Особенно поразило то, что увидела целеустремленных, смелых, умных, грамотных ребят. Это знаменательный день не только потому, что проходят первые выборы в Молодежный парламент Воскресенского района, – каждый из вас открыл для себя новую страничку истории. Представьте, что вся история нашей большой страны России – это огромная книга в нескольких томах, а вы начинаете писать ее новую страничку. Это будет вашим будущим и будущим ваших детей. Для того, чтобы оно было успешным, красивым, чтобы люди жили в нашей стране хорошо, вам необходимо стараться.

Представьте, что вы пишете сочинение. От того, как вы напишете его – на пять или на два, таким оно будет. Вы сейчас занимаетесь очень ответственным делом и должны приложить все усилия, все ваши ресурсы и возможности, чтобы все было написано грамотно и красиво. Чтобы ваши потомки могли сказать: «Да, это написал мой дед, моя мать». А мы вам поможем, чтобы все у вас было написано грамотно и красивым почерком. Все, что мы можем, сделаем для вас, потому что вы – наше будущее. Мы вкладываем в вас все наши силы: не важно, летаем ли мы в космос, занимаемся политикой, рисуем картины, – все это делается на благо нашей Родины. Поверьте, история нашей страны не такая уж и маленькая, и народ наш – великий и могучий. Это говорится не просто так. Я желаю вам удачи, я в вас верю.

Мой космос

– Мой старт был осуществлен 26 сентября 2014 года. Полет длился почти 168 суток. Приземлились мы 14 марта 2015 года. Экипаж состоял из трех человек: командир – Александр Самокутяев, бортинженер – я, Елена Серова, американец Барри Уилмор. На станции всегда летает по два экипажа – шесть человек.

Часто спрашивают: зачем космонавты летают в космос? Находясь на околоземной орбите, космонавты проводят различные эксперименты, массу наблюдений. Российским экипажем было проведено свыше 50 экспериментов, научно-практические результаты которых сейчас с успехом применяются в медицине, промышленности, сельском хозяйстве, рыбоводческом хозяйстве. Даже крупный пожар обнаружить можно из космоса.

– Как вам далось решение отправиться в космос? 

– В детстве не мечтала стать космонавтом, но очень хотела работать в космической отрасли. Я полюбила космос с того момента, когда нам в первом классе учитель Вера Сергеевна Воробьева рассказывала о полетах в космос, о космонавтах, технике. Это и зародило любовь к космонавтике. После школы я поступила в Московский авиационный институт на аэрокосмический факультет. Закончив его, начала работать в ракетно-космической корпорации «Энергия», в Центре управления полетами, специалистом по постоянно действующим системам кораблей «Союз-Прогресс» и бортдокументации. Только после этого я поняла, что у меня есть потенциал – хорошая база знаний. Хороший специалист везде ценится. Когда объявили набор в космонавты, решила попробовать: если здоровье позволит, то почему бы и не полететь в космос?

– Каких берут в космонавты? 

У космонавтов есть шутка: нет абсолютно здоровых, есть недообследованные. Такое тоже бывает. Тем не менее, случайных людей в космонавты не берут. Мне удалось пройти комиссию, выполнить все тесты: специальные тренировки, барокамера, центрифуга. После этого меня зачислили в отряд космонавтов как кандидата. Два года упорных тренировок, обучение. Космонавт – это вечный студент, потому что техника развивается и приходится постоянно обновлять свои знания. Вся наша команда сдавала государственный экзамен. По его результатам нам была присвоена квалификация «космонавт-испытатель». Далее начался следующий этап – подготовка в составе группы. Также изучали технику.

Международная космическая станция огромная. Каждый модуль необходимо знать. Станция делится на американский и российский модули. Приходилось изучать американскую технику. Для этого мы летали в США, сдавали экзамен на английском языке. Затем в Японию, потому что на станции есть и японские модули, которые входят в состав американского сегмента. Участвуют в программе МКС и страны Евросоюза.

Кстати, американцы обязаны знать русский язык. Они точно так же приезжают в Россию, изучают нашу технику. Японские коллеги-астронавты знают два иностранных языка: английский и русский. Все мы готовимся наравне и работаем как одна команда.

Вот к чему может привести интерес – к тому, что выбираешь свою дальнейшую профессию. Главное – найти себя, раскрыть свой потенциал.

– Как ваши родители отнеслись к полету?

– Когда сообщила, что лечу в космос, они волновались. Такой полет – ответственное и небезопасное мероприятие. Наша техника находится на очень высоком уровне, но везде присутствует фактор риска. Они достойно выдержали это испытание, сильно меня поддерживали.

– Вы за время своего полета совершали выход в открытый космос?

– Мой выход в космос не был запланирован программой. Однако я была аттестована и, если бы понадобилось, могла его совершить.

У нас есть два скафандра. Взлетаем и приземляемся мы в скафандре «Сокол», а второй – «Орлан» – можно назвать самостоятельным космическим кораблем. Вся система жизнеобеспечения заключена в нем. Тем не менее я знаю о состоянии в открытом космосе по рассказам коллег. Экипировка космонавта надувается – создается рабочее давление. Приходится прикладывать много усилий, чтобы в ней передвигаться. По этой причине космонавты – еще и спортсмены. Когда перед вами люк, вы видите черную бездну, где нет ничего, необходимо осознать это и превозмочь себя.

Когда спрашивают, чего вы больше всего боитесь, отвечаю: себя. Самое главное в человеке – перебороть свой страх, свое нежелание, взять себя за шкирку и заставить себя что-то делать. Выход в открытый космос – как раз такой момент. Представляю ребят, осуществивших выход в космос, настоящими рыцарями. Раньше носили доспехи и сражались друг с другом, а сейчас они носят скафандры и сражаются с бездной. Это страшно, но они работают, управляют своими эмоциями и выполняют работу на «отлично».

У американских космонавтов есть свои скафандры. Они устроены несколько иначе, и подготовка к выходу у них длится дольше, чем у нас.

Конечно, когда товарищи работают за бортом, а ты наблюдаешь за ними в иллюминатор, то болеешь за них, переживаешь. Любая ошибка, неверное движение в космосе – это вопрос жизни. Летишь в корабле и нажал не ту кнопку – можешь уничтожить весь экипаж. Карабин не зафиксировал как следует – можешь стать спутником Земли. Никто не спасет. Поэтому труд космонавта – это тяжелый и ответственный труд.

– Какие исследования в космосе вы провели, которые помогли медицине?

– На борту выращиваются кристаллы белка. Структура белка бывает разной. Кристаллы используются при изготовлении медицинских препаратов. Но нужна именно та структура, которая соответствует заданным праметрам. В космосе уникальная среда – микрогравитация. Нет силы притяжения, то есть белок может расти и принимать идеально правильную форму. Мы, согласно заданным условиям, помещаем в нужную точку станции пробирки, задаем температуру и контролируем процесс. Результаты возвращаются на Землю. Специалисты исследуют их и находят им применение. Открою секрет: в ближайшем будущем может быть изобретен таблетированный препарат, который поможет инсулинозависимым людям. Вместо укола будет таблетка.

Есть и другие направления исследований. Изучаем состояние человеческого организма. Мы летаем в космосе полгода, а там радиация и невесомость. Организм работает иначе. На Земле сердце гоняет кровь по сосудам сильнее, чем в космосе, где нет силы притяжения. В невесомости все «плавает», и органы тоже «летают» и работают по-другому. Мы подключаем к себе специальное оборудование, подключаемся к медшкафу, и вся информация с нашими данными идет в центр управления полетами в Москву. Медики анализируют наше состояние.

Еще один интересный эксперимент был проведен с лазерными кристаллами. Это состояние плазмы. Выяснили, что она также имеет кристаллическую структуру. Как это может быть? Более того, когда снизили температуру в установке, плазма приняла форму цепочки ДНК. «Это невозможно», – сказал профессор на Земле и заперся на неделю в квартире…

Мы стоим на грани великих открытий во всех науках. Не за горами тот час, когда будут изобретены двигатели, которые будут работать на других физических принципах. Новая техника – та, что будет летать до Марса и обратно, как мы сейчас летаем до Америки и обратно.

Мы изучаем улиток, поведение мух в невесомости, выращиваем растения. На сайте Роскосмоса регулярно публикуется информация об экспериментах, которые прямо сейчас проводятся на борту космической станции.

– Как вы общались со своими родственниками и близкими с космической станции?

– Мы можем оттуда позвонить на Землю. На станции установлена IP-телефония. Я могла набрать номер и просто позвонить: «Алло, здравствуйте! Это я». А на другом конце провода не верят. Своим родным и близким звонила каждый день. Волновало, как дети ходят в школу, как чувствуют себя родные. Но связь односторонняя – в космос позвонить нельзя. Однажды Максим Сураев позвонил в одну из радиопередач и ему не поверили, что он звонит из космоса. Стали звонить в Роскосмос, позвонили ему домой. Когда пытались перезвонить – не получалось. Также у нас были приватные видеоконференции – на планшете. Родные, не выходя из дома, общались с нами в течение 15-30 минут. Это очень радостно, когда можно узнать о жизни своих родственников. Меня охватывала гордость, когда я была в космосе и могла услышать, как моя дочь играет на флейте, научившись этому за три месяца. Была возможность показать родным Землю моими глазами. Проводила живой урок географии, рассказывая, над какой территорией планеты мы пролетаем, какие реки видны.

– Во время тренировок и обучения случались ли моменты, когда хотелось сдаться? Если были, что вас мотивировало продолжать работу?

– У меня таких моментов не было.

– Страшно было, когда отрываешься от Земли?

– Да, страшно. Нормальный человек должен бояться – это инстинкт самосохранения. Одно из направлений подготовки полетов в космос – это специальная парашютная подготовка, когда мы в свободном падении решали логическую задачу. Представьте, что вы на уроке пишете диктант. У нас было что-то подобное, но в условиях падения. Это стресс. Специалисты следили за тем, как мы справляемся со страхами, эмоциями, насколько хладнокровно можем действовать в данной ситуации…

Никогда не надо в себе сомневаться! Надо всегда идти вперед, с уверенностью в том, что твое дело правильное. Тогда и Бог поддержит, и все будет так, как вы захотите.

– А в выборах не страшно участвовать?

– Все это ответственно. Кстати, среди нас были те, кто голосовал в космосе. В Центре управления полетами стоял избирательный ящик. И уполномоченный опускал в него списки для голосования.

– Ваше мнение о качестве российской и американской техники. Как американцы оценивают российскую технику?

– Что касается голливудских фильмов о космосе, у меня была встреча со студентами МГУ, где мне задали вопрос о фильме «Гравитация». В ответ я поморщилась, потому что они скопировали всю технику хорошо, а в остальном – полная безграмотность. Человек не может лететь, держась за станцию. В космосе действуют совершенно другие законы. На огнетушителе американские киногерои летали минут десять. Не может он столько работать. Если бы не Россия, космической станции могло и не быть, потому что именно на нашем опыте она построена. До этого летала станция «Мир» – ее вынуждены были затопить, потому что у каждой машины есть свой ресурс. Без нас современную станцию не построили бы. Но и российский сегмент не может функционировать отдельно от американского. Там все интегрировано. Система навигации: орбита поднимается с помощью наших двигателей, а держится ориентация с помощью техники американского сегмента.

Каждый космический полет приносит доход. Каждый космонавт приносит своей стране колоссальные деньги.

– Адаптация после приземления: как после полета организм человека приходит в себя?

– Организм перестраивается после длительного полета около двух недель. Раньше наши медики не знали, что на борту надо заниматься физкультурой. Мышцы атрофируются, кальций из костей вымывается – человек становится инвалидом. Если ты по два часа в день занимаешься спортом, а за месяц до приземления – четыре часа, тогда возвращаешься полностью здоровым. На станции есть беговые дорожки, специальные тренажеры для всех групп мышц. Есть такое понятие «мышечная память». Во время полета мышцы немножко «забывают», сколько усилий необходимо приложить, чтобы сделать обычный шаг, открыть дверь. В космосе даже держать ничего не надо – там не требуется столько усилий для движений, сколько на Земле. Для адаптации все равно требуется время.

При подготовке мы проходим тренировки на кресле кориолисова ускорения (КУК), чтобы проверить вестибулярный аппарат. У нас он не такой, как у канатоходцев. Скорее, он несколько притуплен. Мне повезло – в детстве я много каталась на качелях и каруселях. Я дочь военного и детство провела в гарнизонах. И я «разболтала» там свой вестибулярный аппарат – он не такой чувствительный. Это было плюсом при прохождении медицинской комиссии. Это не просто сидишь в кресле. Ощущение, что ты на палубе при хорошей качке. Если не справишься – в космонавты не возьмут.

Все адаптируются по-разному. Я, например, почувствовала себя как рыба в воде. Может быть, потому что в детстве часто летала во сне. По ощущениям это один в один. Может быть, это особенность организма: говорят, невысокие люди привыкают к Земле быстрее. Есть небольшой аспект – когда ребята летают повторно, они адаптируются быстрее. Это связано как раз с мышечной памятью.

– По теории относительности Эйнштейна в космосе старение происходит медленнее. Проводили эксперимент. Одну из двойняшек оставляли на Земле, другую отправляли в космос. И та, что возвращалась из космоса, должна быть моложе. Правда ли это?

– Я не почувствовала разницу в течении времени. Показалось, что полет прошел очень быстро, потому что мы постоянно были заняты делом. Сейчас вернулись на Землю космонавты Михаил Корниенко и Скотт Келли после годового полета. У американской стороны как раз проводился данный эксперимент. У Скотта есть брат-близнец. Параллельно проводились исследования и эксперименты с этими братьями. Интересно будет узнать их результаты.

– Планируете ли вы еще один полет в космос?

– Мы как солдаты, у которых есть генерал, который определяет, кто полетит.

– На станции есть различные сегменты. Есть ли взаимодействие с иностранными космонавтами? Мы можем узнать о результатах их исследований?

– У нас общий план-график, и я всегда вижу, какой опыт проводят наши коллеги. Мы иногда проводим их исследования. У меня был такой случай по изучению микробиологической среды – я тестировала состояние борта всех модулей. Это не единственный эксперимент. Они точно так же могут участвовать в нашей работе.

На прощание Елена Серова пожелала воскресенской молодежи удачи:

– Никогда в себе не сомневайтесь! Вы – умные и гениальные, целеустремленные. У вас все получится!

12828942_843192885791448_302041257583055279_o-kopiya Новости Воскресенска

http://in-voskresensk.ru/






Добавить комментарий

Ваше мнение узнает весь Воскресенск!