Тренеру воскресенской хоккейной школы исполнилось 70 лет

verigin1 Новости Воскресенска
Есть три вопроса по поводу Бориса Юрьевича Веригина, на которые точного и единственно правильного ответа нет. Будем разбираться по мере возможности. 

Первый самый простой – «удавом» назвал Веригина  великий тренер Аркадий Иванович Чернышев, или «волкодавом»? Речь о первом матче 19-летнего Бори Веригина за «Химик», принимали воскресенцы осенью 1972-го столичное «Динамо». И новобранец от зажима и понятного желания не дать себя обыграть, по его же словам (из книги Николая Вуколова «Хоккейные истории и откровения Семеныча») «действовал методом тык-тык» – «только нападающий шайбу получал, я в него врезался». После выигранного «Химиком» матча интеллигентнейший старший тренер «Динамо» и произнес эту фразу, в передаче Веригина «Ну что такое, Николай Семенович, несолидно даже как-то. Где это вы такого удава раздобыли?». Эпштейн очень смеялся по этому поводу,  очень ему этот «удав» понравился».  

Во многих других интерпретациях случая «удав» превратился в «волкодава», что, на мой взгляд, точнее. Скорее всего, так и было – удав медленно душит, волкодав душит и рвет, а Борис Веригин «жертву» не подкарауливал, он борьбу искал, и всегда находил. Он вообще еще в детстве приглянулся тренеру нижнетагильской спортшколы Валентину Богачеву потому, что успевал и в защите, и в нападении, носился по площадке как бешеный, а прозвища пришли уже гораздо позже, так что признаем любой вариант соответствующим действительности – Борис Веригин был одним из самых неуступчивых и «противных»  защитников: ни габаритов, ни авторитетов не признавал, прессовал великих от всей души (можно спросить Александра Якушева или Бориса Михайлова – они подтвердят). 

Кстати, и это второй вопрос, нападающий он или защитник? В Нижнем Тагиле скажут, что нападающий, два сезона за «Спутник» провел именно в этом качестве, первых успехов на юношеском и юниорском уровнях как форвард и добился, в конце концов, и Николай Семенович Эпштейн, в начале 70-х старший тренер юниорской сборной СССР, Борю Веригина высмотрел (на зональном турнире в Новосибирске) и пригласил в сборную именно как нападающего. Взять в сборную СССР парня из низшего дивизиона тогда зазорным не считалось,  а глаз у Семеныча был наметанный, потенциал он видел сразу.

И отправился Боря Веригин сначала на сбор, а потом в Швецию на юниорский чемпионат Европы, став первым тагильским хоккеистом – участником мирового первенства. Ехал  опять же как нападающий, компанию которому составляли ни много ни мало Сергей Капустин, Петр Природин, Владимир Попов и другие будущие звезды. Видимо, Николай Эпштейн и Борис Майоров, когда увидели, как в первом же матче против финской сборной Веригин поймал шайбу зубами (это образно, на самом деле шайба попала в область рта, зашивать пришлось, но с площадки Веригин не ушел, и свой гол забил), обсудили и вариант переквалификации. И действительно, продолжал турнир Боря уже в качестве защитника, причем трижды его признавали лучшим в обороне. После проигрыша щведам в решающем матче, в раздевалке Веригин плакал, не стесняясь слез. Второе место считалось провалом, но дело не только в этом, очень уж обидно было. 

Эпштейн про своего «крестника» не забыл, и позвал его в Воскресенск. По сравнению с мощным промышленным центром Нижним Тагилом  в хоккейном плане маленький Воскресенск был столицей. И ехал в Подмосковье уральский «маленький танк» (согласно собственной оценке, рост Веригина – 164 сантиметра, согласно официальным сведениям на пару-тройку сантиметров выше) именно как защитник. До этого «Химик» покинули два ведущих оборонца – Юрий Ляпкин и Александр Сапелкин, команда остро нуждалась в защитниках, и уральский крепыш «Химику» пригодился. При первом появлении Веригина в столовой кто-то из ветеранов бросил «где этого лилипута нашли?», но Боря уже на тренировках быстро показал, кто есть кто. 

Так вот, завершая ответ на второй вопрос, нападающим в «Химике» ему все-таки пришлось поиграть на протяжении пяти сезонов, по формуле 3+2, то есть с перерывом. Так что он, конечно, преимущественно защитник, но и роль нападающего выполнял с тем же рвением и в охотку. Во всяком случае бронзу 1984-го с «Химиком» Борис Веригин брал как форвард. Пусть с тренером Владимиром Васильевым отношения у Веригина и не сложились, но играл он там, где был нужнее. А болельщики равно его любили, независимо от амплуа.

И вот третий вопрос. Скажите пожалуйста, есть ли в истории отечественного хоккея игрок, между первым появлением которого в официальной игре  в качестве профессионального хоккеиста, и последним появлением в том же качестве, прошло без малого тридцать  лет? Полагаю, таких игроков немного, если они вообще есть. А у Бориса Веригина карьера получилась именно такой. Правда, стоит сделать одно существенное уточнение – она прерывалась на несколько лет, и это еще одна удивительная история. 

Веригин с тренером Владимиром Васильевым публично повздорили после проигранного «Химиком» Кубка Шпенглера-1994. Васильев был поборником строгой дисциплины и закручивания гаек, команду пытался держать в строгости, и многого на этом пути добился (третья бронза «Химика» – во многом его заслуга), но ветераны, начинавшие еще при Эпштейне, привыкли все-таки к другому стилю, более демократичному, с человеческим подходом.

 Васильев предъявил претензии по поводу игры, Веригин предъявил претензии самому тренеру, вспылил, расстроился, ушел в несознанку на несколько дней, и был отчислен после 13 с точки зрения самоотдачи безупречно проведенных в «Химике» сезонов. Уходил в никуда, пару сезонов поиграл за электростальский «Кристалл», в какой-то момент рядом на площадку выходил вместе с Алексеем Марьиным, Владимиром Кучеренко, Андреем Скопинцевым, Алексеем Кудашовым, Виталием Прохоровым – хорошая компания! Но потом  остался без работы, по личным обстоятельствам еще и без квартиры, и если бы руку не протянули ветераны (особенно Веригин благодарен Александру Мальцеву и Александру Якушеву), то неизвестно, чем бы дело закончилось. Ветеранские турне с гонорарами и спасали, пока Веригина снова не призвали боевые трубы.

Этот момент я очень хорошо помню, потому что мне о нем рассказали в 1993-м, как раз тогда, когда Борис Веригин в возрасте 40 лет (!) после пятилетнего перерыва дебютировал  в чемпионате Межнациональной хоккейной лиги – естественно, за «Химик», куда его призвал новый тренер команды Геннадий Сырцов. Так вот, как мне поведали, Борис Веригин тогда произнес бессмертную фразу: «Если бы я знал, что в хоккее сейчас такие деньги платят, я бы еще раньше вернулся!». Деньги, между прочим, были не такие уж большие, по нынешним меркам вообще мизерные, но народ в «Химике» вообще большими деньгами избалован не был. Что-то было приукрашено в том давнем рассказе, но вернулся он тем же «волкодавом», и я прекрасно помню, как трещали борта и ребра соперников после его силовых приемов. Конечно, часто играл на грани фола, но за грань переходил куда реже, чем в молодости.

Есть его же хрестоматийный рассказ о том, как он хотел проучить знаменитого арбитра Юрия Карандина. Карандин в марте 80-го судил домашний матч «Химика» со «Спартаком» и так, по уверениям Веригина, начал душить хозяев удалениями, что гости повели 2:0, и в один из моментов Боря попросил юного тогда Игоря Ларионова после выигранного вбрасывания сразу отдать шайбу ему под бросок – «буду стрелять в полосатого». Ларионова Веригин как молодого по просьбе тренера Юрия Морозова опекал, и тот ослушаться «наставника» не мог – все сделал, как надо, Веригин шмальнул от души, но опытный Карандин успел пригнуться. «Стрелок» получил десять минут за недисциплинированное поведение, а после еще и 10-матчевую дисквалификацию. Тот матч, кстати, закончился победой «Химика». Что-что, а завести команду Борис Веригин был мастер – «то ЦСКА кусанем, то у «Динамо» очки отберем, то «Спартаку» врежем». 

Нет, не в Челябинске самые суровые мужики, а в Нижнем Тагиле. Это я не к тому, что оттуда отъявленные хоккейные хулиганы, тем более что хулиганом Борис Веригин никогда не был. Вырос он в  спортивной семье – отец занимался тяжелой атлетикой, а мама – легкой атлетикой, играть начинал в детской команде при домоуправлении №32 «Уралвагонзавода», первой победой стал выигрыш городских соревнований на приз клуба «Золотая шайба», и о тех детских годах он никогда не забывает, тренируя мальчишек в воскресенской хоккейной школе. Наставник Борис Юрьевич – требовательный и справедливый, дети его любят.

Он не достиг больших успехов в хоккее, хотя мог бы – звали в солидные клубы, его не призывали в национальную сборную, но за неустрашимость и игровую страсть его любили болельщики, ценили партнеры, уважали соперники, которым не надо было объяснять, кто такой Боря Веригин. Он был, пожалуй, одним из самых сильнейших «персональщиков» за всю историю отечественного хоккея, но далеко не всегда его просили играть в стиле «сам не играю, и другому не дам» — в тупо оборонительный хоккей «Химик» и Эпштейна, и его последователей играть в принципе не мог. Да, Борис Веригин не забросил и сотню шайб за свою долгую-предолгую карьеру, но разве только в заброшенных шайбах дело? 

Его беззаветная преданность Воскресенску дорогого стоит. Его словам «я весь в хоккее, и этим счастлив» веришь абсолютно. 

Досье

Борис Юрьевич Веригин

Родился 15 января 1953 года в Нижнем Тагиле. Советский и российский хоккеист, нападающий и защитник, мастер спорта.

Карьера игрока. 1970-1972 – «Спутник» (Нижний Тагил), 1972-1985 – «Химик» (Воскресенск), 1985-1988 – «Кристалл» (Электросталь), 1993-1996 – «Химик», 1996-1997 – «Ижсталь» (Ижевск), «Кристалл», 1997-1998 – «Кедр» (Новоуральск), 1998-1999 – «Сокол» (Луховицы).

В элитном дивизионе 567 матчей, 49 заброшенных шайб и 78 голевых передач. На юниорском чемпионате Европы 1972 – 2 гола и 2 передачи.

Достижения. Бронзовый призер чемпионата СССР 1984. Победитель «Кубка звезд» — Швеция, 1973; «Полярного кубка» – Швеция, 1974; Кубка Шпенглера – Швейцария, 1975.  

Серебряный призер юниорского чемпионата Европы 1972. Победитель и призер  ветеранских турниров в составе команд «Звезды России» и «Русское золото» 1992, 2002, 2003. 

Карьера тренера. По настоящее время – тренер воскресенской хоккейной школы.  

КХЛ





Комментарии для новости “Тренеру воскресенской хоккейной школы исполнилось 70 лет

  1. Искренне поздравляю Бориса Юрьевича с Юбилеем! И расскажу об одном эпизоде из его хоккейной карьеры. Был конец 70-х, домашняя встреча с рижским «Динамо». Веригин силовым приемом без нарушения правил сумел выбросить за борт игрока сборной СССР Виктора Хатулева, который весил более 100кг, рост 198см. Этот приём стал ответом Бориса Юрьевича на грубость Хатулева в отношении игрока «Химика» 1-ом периоде. Зал приветствовал своего Героя и долго аплодировал стоя! Мне было тогда 15 лет, но этот эпизод остался в памяти навсегда. Желаю Юбиляру здоровья, счастья и всего самого доброго!!!
    С уважением, Р.Р.

Добавить комментарий

Ваше мнение узнает весь Воскресенск!